Как мы уезжали из СССР (эмигрантская история).




Было лето 1989г. В августе, неожиданно быстро, мы получили из ОВИРа разрешение на выезд из СССР.

Возможно, не все знают об этом, но выехать на постоянное место жительства из СССР было очень сложно, нужно было разрешение государства на выезд и выездные визы. Основными категориями советских граждан, выезжающих на ПМЖ за границу, были этнические меньшинства, а также преставители некоторых религиозных общин.

Бюрократические препоны были очень серьезными. Требовалось огромное число различных бумаг и справок, заполнение каких-то сложных анкет и форм. Психологически это было очень трудно, т.к. на карту ставилась вся прошлая жизнь, работа, имущество.

Советские деньги за рубежом ничего не стоили и вывозить их было нельзя, поэтому перед выездом люди покупали различные вещи в надежде продать их за границей и что-то за это получить в валюте, ведь другого источника дохода на первое время не было, а жить на что-то было надо.

Официально мы (нас было четверо – я, жена, сын 18 лет и теща) выезжали по израильским визам, но это совсем не означало в Израиль, достаточно было попасть в Вену и решить, куда ехать, а там можно было получить помощь от эмигрантской организации HIAS (Hebrew Immigrant Aid Society), как материальную, так и правовую с точки зрения представления документов в соответствующие посольства на предмет получения вьездной визы.

Не буду описывать, как мы в Москве получали эти израильские визы в голландском посольстве (дипломатических отношений с Израилем у СССР тогда не было), это отдельная занимательная и драматическая в то же время история.

Весь остаток августа и начало сентября 1989 прошли в попытках достать билеты на самолет из Шереметьева в Вену, но ничего с этим не получалось. Очереди были огромные, по записи, и рассчитывать получить какие-то билеты можно было только на февраль-март 1990 года. Все попытки найти хоть какой-то блат, с обещаниями вдвое переплатить также не имели успеха. Честно говоря, если бы знать заранее, страшного ничего не было, можно было бы и до февраля дожить, но тогда мне было страшно так долго ждать. Документов никаких (гражданство и советские паспорта отобрали), квартира сдана государству (сколько они будут ждать, пока мы выедем?), работы уже нет, денег ограниченное количество, как жить? А вдруг что-то изменится, придется задержаться?

В итоге было решено ехать в Вену поездом через Чоп как можно скорее. Билеты на поезд взять было легче, были куплены на конец октября. Какой-то багаж отправлять уже нет времени, Бог с ними, с вещами, дело наживное, что можем унести с собой – то и берем.

И вот мы уезжаем через неделю. Масса дел, приходится мотаться по Москве, пытаясь что-то важное не упустить. Езжу я на машине, уже не моей, это ВАЗ-2107, которую я купил новой через свою организацию 2 года назад. Я ее продал своему другу из Грузии, живущему сейчас в Москве, Вахтангу, недорого, но с условием, что мне машина будет нужна вплоть до отьезда. Вахтанг, конечно, согласился без проблем - практически новая машина, недорого, и я наматывал многие километры за эти последние недели.

Едем с сыном домой по Садовому кольцу, вьезжаем в подземную развязку, кажется, под Добрынинской площадью (не 100% уверен, что именно там), там на выезде красный светофор и грузовик перед ним. Становлюсь за ним метрах в 2-х, жду зеленого. Внезапно в зеркало вижу несущийся на нас сзади ЗИЛ-130, и понимаю, что остановиться он не успеет. Кричу сыну – держись! И следом удар, машина прыгает и втыкается во впереди стоящий на все еще красном светофоре грузовик.

Щупаю себя, сына – вроде в порядке, какие-то лампочки на приборной панели горят. Дыма нет. Вроде ничего не болит. Все еще потрясенный, вылезаю из машины, сын тоже открывает дверцу – цел?, ничего не болит? вроде нет. Из кабины ЗИЛа выпрыгивает молодой парень, водитель. Что-ж ты делаешь, паразит? А я вас не видел. Как же не видел, белая машина, нога на тормозе была, сзади красные лампы горели – и не видел? Ну что тут скажешь. Осматриваю повреждения. Задний бампер, задок, крышка багажника, фонари – побито. Спереди тоже не радостно. Капот, бампер, передняя решетка, одна фара, не помню, что-то еще. Но радиатор цел, не течет, двигатель работает, как ни странно, что-то на приборной панели горит не так, как надо.

Что делать? Подошел милиционер, он был недалеко и видел, что произошло. Оформили все, как полагается, за справкой об аварии сказал явится в отделение милиции. Звоню Вахтангу, рассказываю дрожащим голосом. Вернуть деньги уже не могу, потрачено почти все.
- Все ерунда, говорит Вахтанг, - сам то цел?
- Цел, говорю, но что делать?
- Не переживай, починим, это же железка, главное, что вы не пострадали.
Приезжай, посмотрим.

Еду к Вахтангу. Он посмотрел, и сказал, что он знает какого-то мастера, кто все сделает, но вот надо купить детали кузова для замены, бампера, решетку, капот и т.д.

Если кто помнит конец 80-х, то почти ничерта купить для Жигулей в магазине было нельзя. Вахтанг сказал, что где-то на кольцевой дороге в 3 часа ночи собирается черный автомобильный рынок, надо туда поехать и все там можно купить. Хорошо. Едем ночью в указанное место. К моему большому удивлению, действительно, рядом с кольцевой в темноте стоят рядами десятка два-три машин, и ходят какие-то люди с фонариками.

Остановились, подошли, стали смотреть, что продают. Товар на машинах разложен. Чего только нет! Ходит милиционер взад-вперед, следит за порядком, хотя там все тихо и по деловому. В полчаса все купили и уехали.
Теперь самое неприятное. Надо получить справку об аварии. Машина-то все еще на мое имя, я дал Вахтангу доверенность с правом продажи, чтобы после отьезда он ее мог оформить на себя. Значит, в ГАИ надо идти мне. А у меня никаких документов уже нет, паспорт и гражданство забрали, одна израильская выездная виза с массой печатей на ней.

Ну, думаю, пропал мой отьезд, сейчас начнется. Иду в отделение. Захожу в кабинет. Там два стола, за одним сидит капитан, за другим, кажется, старший лейтенант.  Обращаюсь к капитану, говорю, вот то-то и то-то произошло, мне надо получить справку об аварии. Документы, говорит. Я ему протягиваю дрожащей рукой свою израильскую визу. Он изумленно на нее смотрит.
- Это что такое?
- Виза, израильская, отвечаю, дело в том, что я днями уезжаю на ПМЖ в Израиль, и вот такое случилось.
- Паспорт давай.
- Нет у меня паспорта.
- Как так? – опять изумление.
- Вот так, говорю, и обьясняю, как могу, ситуацию. Без того, чтобы не сдать паспорт и гражданство и заплатить за эти расходы из страны не выпускают. Времени, говорю, нет, через несколько дней должен уехать.

Вертел он несколько минут мою визу, что-то думал, а потом обернулся к своему товарищу и говорит:
- Ну, что, Коля, поедем к Георгию Мартыновичу в гости в Балтимор? Ты как, Георгий, примешь?
Я аж за стул схватился, чтобы не упасть. Вот чего не ожидал! Заикаясь, говорю:
- А почему вы решили, что я в Балтимор еду? Я в Израиль...
- Да ладно, знаем мы вас, ну так как, приглашаешь в гости? Коля, напиши ему справку, пусть едет. Счастливо тебе там, Георгий Мартынович.

Вот так я получил эту справку. Теперь - вперед, на запад!

 Провожать нас вызвался тот же самый мой друг Вахтанг, двухметрового роста парень. Я купил ему билет на поезд до Чопа на несколько часов раньше нашего и попросил, чтобы он по приезду взял там носильщика, чтобы помочь с вещами. Процедура по рассказам была следующей. В Чопе надо было проходить таможню, для чего надо было выгрузиться, пройти через них, а потом загрузиться обратно.

Мы сели благополучно в поезд на Киевском вокзале, и когда на другой день он подошел к станции Чоп, я еще на подходе заметил бегущего к поезду своего приятеля.
- Один? А где носильщик с тележкой?
- Кидай вещи, бежим скорее!
Окэй, ничего не понимая, хватаю что-то и бегу с ним. На вопросы на бегу он не отвечает. Забегаем в здание вокзала –  ужас, яблоку негде упасть, крик, шум, вонь, детский плач... Проталкиваюсь за ним, наконец, подходим к каким-то людям в очереди, он говорит – стой здесь, я сейчас твоих приведу, цикнул на каких-то людей в очереди, пытавшихся возражать, и все притихли. Стою. Через короткое время выяснилось, что это очередь в таможню и мы стоим там вторыми.

Каким образом Вахтанг воткнул нас в очередь вторыми – не знаю по сей день. Таможня работала медленно, пройти таможню и попасть обратно в свой поезд было практически невыполнимо, т.к. поезд стоял в Чопе часа полтора перед отходом за границу, а за это время пропустить десятки семей было невозможно. Таким образом, люди там застревали на несколько дней.

Не буду описывать, как нас трясли на таможне, перед тем, как выпустить, но в итоге мы оказались на перроне с кучей своих узлов и чемоданов, возле поезда, и надо было грузиться обратно в свой вагон. А вагон далеко, как минимум, метрах в 100 или дальше. Берем тещу, жена остается у вещей, мы с сыном хватаем какие-то чемоданы, бежим. Погрузили тещу в вагон, наказав, что если поезд тронется, сорвать стоп-кран.

Бежим обратно, хватаем еще вещи, и назад, к вагону. В окнах несколько парней, глядя на нас, смеются. А у меня после всех этих стрессов и бега сил нет даже чемодан на площадку вагона поднять. И обьявляют: поезд такой-то отходит через 5 минут. Тут эти ребята, видимо, сообразили, что надо бы по-человечески помочь. И стали помогать втаскивать вещи в вагон. Короче, несмотря на обьявление, поезд к нашему счастью стоял еще минут 20, и с их помощью мы успели загрузиться.

Поехали. У меня с собой было пару бутылок коньяка. Я взял одну и пошел в купе, где ехали эти ребята, их благодарить, намереваясь просто сказать спасибо и отдать им эту бутылку. Но не тут то было. Меня не отпустили. В купе стоял ящик водки и два ящика кумыса (!). Как мне обьяснили, кумыс очень хорош водку запивать. Ребята эти оказались администрацией белорусского города Борисова (тут я могу ошибиться, может, это был какой-то другой город, но по памяти – этот) с мэром во главе. Ехали они в Австрию в какой-то город, побратим того белорусского города, с дружеским визитом.

Коньяк исчез очень быстро, за ним пошла водка с кумысом, не помню, какая была закуска и как я добрался обратно до своего купе. Ночью и утром мне было очень нехорошо, а в середине дня мы сошли с поезда в Вене, тепло распрощавшись с белорусами.

Так началась наша эмигрантская жизнь. Из Австрии несколькими днями позже я позвонил Вахтангу, и он сказал, что машина уже починена и в полном порядке. А мы перед тем, как попасть в Америку, провели месяц в Австрии, в горах, вдали от Вены, а затем четыре месяца (всю зиму) в Италии, но об этом другая история.

No comments: